Превращая идеи в капитал
Финансовая група Сентрас Финансовая группа сентрас
hr

Осень на реке Чилик (рассказ бывалого рыбака)

Талгат Исламкулов - Директор по проектам ТОО «Сентрас Капитал»Талгат Исламкулов - Директор по проектам ТОО «Сентрас Капитал»

Осень на реке Чилик (рассказ бывалого рыбака)

Сентябрь.... В душе каждого охотника-рыболова этот месяц вызывает приятное ожидание настоящей охоты. До официального открытия сезона охоты был ещё целый месяц, и мы решили отправиться за форелью в верховья реки Чилик.

Чилик берёт своё начало между двумя горными хребтами Кунгей и Терскей Алатау, где он формируется из множества ручьёв от тающих ледников и подземных родников.

Утомительная дорога, продолжительностью более семи часов, подходила к концу. На смену жёлтой выжженной степи пришло горное разнотравье. Горный воздух был кристально чистым, и нам порой казалось, что не хватало тех примесей, которыми мы дышали в городе. Табунки серых куропаток то там, то здесь перебегали дорогу; жуки и кузнечики были настолько крупными, что разбиваясь о лобовое стекло автомобиля, оставляли после себя очень большие следы.

Последний поворот пройден, и перед нами открылось удивительное зрелище - река Чилик! В это время года вода в реке приобретает бирюзовый цвет, который кажется просто фантастическим на фоне горных хребтов.

Мы, а это наша бригада друзей-охотников, к которой присоединился коммерческий директор нашей аптечной сети, наконец-то достигли конечного пункта. Лагерь разбили на одном из горных ручьев, который впадал в Чилик. Вода в ручье была чистой и очень холодной - опустив руку в ручей можно было выдержать секунд десять, после этого рука немела от холода. По берегам ручья росли заросли шиповника и ежевики, спелые ягоды которых источали дивный аромат.

Осень в горах наступает рано: если в городе деревья ещё зелёные, то в горах в сентябре листья на некоторых липах и берёзах приобрели пунцово-жёлтую окраску.

По старой охотничьей традиции по прибытии на место, как правило, разводится костёр и ставится чайник - на нашем сленге это называется «чайкануть». Подкрепившись и обсудив текущие дела, мы разбились на пары с целью более эффективного облова ручья.

Мои друзья Казбек и Володя решили начать рыбалку в устье ручья, мы же с директором решили совершить восхождение на ледник к истокам ручья.

Ручей берёт своё начало на легендарном леднике «Богатырь», который сотнями ручьёв питает Чилик. При подъёме вдоль ручья исчезли берёзы и липы, уступив место вековым елям. Мы вошли в царство сумрака, где кроме хвойных другой растительности не было. В самый жаркий и солнечный полдень в ельнике было прохладно и сумрачно. Под ногами лежал утрамбованный песок, покрытый ковром из еловых иголок. Никакого птичьего гомона слышно не было, лишь вяхирь (горный голубь), не понятно как залетевший в этот мрачный лес, громко хлопнув крыльями, сорвался с ели.

Показалась перспективная естественная запруда, которая обещала хороший улов. В этом месте, по всей видимости, когда-то стояла ель, которая, в результате каких-то природных явлений (мы предположили удар молнии), рухнула, подняв и разворотив корнями приличный участок земли, куда впоследствии и просочился ручей, образовав запруду. Ожидания нас не обманули - первый заброс принёс крупную форель весом граммов восемьсот! Рыба брала жадно, видимо сказывалась хорошая приманка в виде запаренных в подсолнечном масле дождевых червей.

Форелевая рыбалка имеет одну отличительную от других видов рыбалок особенность - это ходовая рыбалка, когда рыбак не стоит на одном месте, а постоянно перемещается в поисках рыбы. Форель - это тигр горных рек! Дикая форель выгодно отличается от форели, выращиваемой на форелевом хозяйстве. Если на форелевом хозяйстве всё маточное стадо больное, рыба вся покрыта кожными паразитами, то дикая форель - это рыба высшей пробы. Упругая и сильная, с характерной розовой окраской и тёмными пятнышками на боках - это был достойный соперник для рыбака!

В такой холодной горной воде могут жить только два вида рыб - форель и осман (одна из разновидностей форели). Причём оба вида успешно охотятся на мальков как своих, так и конкурентов. Было несколько эпизодов, когда вода буквально вспенивалась от удиравших от крупных хищников мальков.

Удачно обловив запруду, решили двигаться дальше. Не пройдя и пятидесяти метров, я услышал справа от тропы отчетливое хрипение, которое с непривычки резануло по ушам. Хрипение было настолько отчётливым, что разобраться было необходимо. Поднявшись верх по склону, мы увидели елика (маленький горный олень), попавшего в грамотно установленную петлю. По всей видимости, мы спугнули его, когда поднимались вверх по ручью. Все дикие копытные имеют привычку передвигаться по одним и тем же тропам в любое время года. Потревоженный елик бросился по тропе и угодил в стальную петлю. Когда мы его обнаружили, он болтался в петле минут двадцать, стальная проволока глубоко впилась в шею оленя, прорезав местами плотную шкуру. Животное агонизировало - лиловый язык вывалился из пасти, налитые кровью глаза покрывались плёнкой, передние ноги болтались в воздухе, не доставая земли, задние были натянуты как струна. Было ясно, что животное вот-вот отдаст Богу душу. Нам не оставалось ничего более, как самим отправить его на «тот свет». С мусульманской молитвой, я закончил земной путь елика, отпустив его в сады «Джанета».

Местные егеря и чабаны сами устанавливают петли, внося, таким образом, разнообразие в свой пищевой рацион, варварским способом убивая животных. Уверен, что половина пойманных таким образом животных просто пропадает за зря, не принося никакой пользы. Позже мы поняли, что у местных охотников есть шанс поймать снежного барса, старые следы которого попадались на песчаных отмелях.

На разделку туши елика ушло полчаса. Голод давал о себе знать. Возвращаться в лагерь, до которого было около семи километров, решили после обеда. Развели костёр, на котором стали поджаривать сердце и печень елика. Предварительно выкопав в песке ямку, заложили туда обёрнутую в фольгу пару крупных форелей. Мясо елика было великолепным, очень сочным и без сильного привкуса дичи. Плотно закусив ливером, решили посмотреть, что стало с рыбой - до этого мы применяли такой способ приготовления, но с форелью это было впервые. Развернув фольгу, в нос ударил такой аромат.... Нежно-розовое мясо рыбы запеклось в собственном соку, впитав в себя запах дыма. Ничего вкусней запечённой в фольге форели я до этого не ел!

Рыбы было поймано не мало, но до конца маршрута мы ещё не дошли. Впереди нас ждал водопад, который, по описанию друзей-охотников, был подлинным творением природы.

Нетающий ледник в конце сентября имел весьма печальное зрелище. Лед был грязно серого цвета, пористым и ноздреватым, на котором часто попадались вмерзшие в лёд насекомые. Горные сойки с удовольствием выклёвывали изо льда насекомых. Потревоженные нашим подъёмом, они громко известили диких обитателей гор о нашем появлении. Было достаточно занимательно передвигаться по леднику, мало того, что наша обувь не была предназначена для переходов по льду, так и сесть на лёд было чревато охлаждением. Получалось так, что телу было жарко, в то время как ноги начинали ощутимо мерзнуть. На одном особо крутом участке директор поскользнулся и с громким воплем сорвался вниз по леднику метров на пятьдесят, роняя по пути снасти. На его счастье ледник имел достаточно много ровных площадок, где директор смог притормозить. В данной ситуации необходимо было изображать на лице, по крайней мере, сочувствие.... Меня же разбирал хохот, который реально было трудно остановить ввиду комичности ситуации.

Впереди послышался рокот водопада. Водопадом его можно было назвать условно, так как вода срывалась с обрыва вниз всего метров на пять, создавая при этом приличный шум. Выловив пару небольших форелей и налюбовавшись видами природы, вниз решили спускаться по северному склону ледника, который имел более покатый склон и где граница ельника вплотную подступала к леднику. Таким образом, мы легко могли сойти с ледника в лесную чащу, что и решили сделать.

Спускаться всегда намного проще, чем подниматься. В хорошем расположении духа, в предчувствии обеда в лагере, мы шли, обсуждая разного рода дела. Я шёл первым, как вдруг прямо на тропе увидел порядочный медвежий «кизяк». Переработанные останки медвежьего ужина были просто неприлично большими, и самое главное, они были относительно свежими, возможно даже утренними. Поделившись мнением с директором о том, кто именно заминировал тропу и чем это может нам грозить, Алмас моментально вспомнил о своём жизненном предназначении, о долге перед семьёй и обществом. Высказанное им предложение заключалось в скорейшем отходе от этого «проклятого места».

В такие минуты действительно становится немного не по себе. В голове закрутились мысли о том, что за соседней елью притаился и ждёт медведь.... В горах Зайлийского Алатау распространён Тяньшанский жёлтокоготный бурый медведь - один из подвидов бурого медведя, который достигает приличных размеров в рассвете лет. Настроение после встречи с такими сюрпризами было немного залакировано большим количеством адреналина в крови.

Директор предложил немного подшутить над егерями. Смысл шутки заключался в том, что кусок газеты, который мы брали с собой для разжигания костра, решили подложить так, как будто медведь, после своих естественных надобностей, использовал газету как и люди, причём директор проделал всё так виртуозно, что создавалось абсолютно правдоподобное впечатление. Занимательно было и то, что на этом участке следов от подошв ботинок не оставалось, таким образом, трудно было догадаться о том, что это сделал человек.

Забегая вперёд скажу, что вечером к нашему стану спустился чабан, который встретил проделанный нами на тропе «фокус». До сих пор помню выражение его лица: чабан был лет пятидесяти с испещрёнными морщинами лицом, коричневой обветренной кожей и редкими зубами. Он принялся горячо рассказывать увиденное и доказывать нам, что всё это правда, что медведи эволюционируют. После полного стакана водки, шок у него уступил место эйфории, и, забравшись на свой «Мальборо» - так он называл своего коня из-за характерных пятен на боку - по-молодецки гикнув, отправился восвояси. Мы все валялись на земле, держась за животы. Директор, завернувшись в брезент, просто подвывал, не в силах больше смеяться.

Вернувшись к тому месту, где мы оставили елика, немного передохнули и стали забивать мясо в заплечные рюкзаки. Через полтора часа мы были в лагере, где нас ждали друзья и тройная рыбацкая уха! Друзья были удивлены тому, что мы вернулись с мясом, и не долго думая, после двухчасовой мариновки, мы с превеликим удовольствием наслаждались великолепным шашлыком.

Река Чилик, 19 сентября 2007г.